6
+4
2

ptIMDW7iEdY1

«Психотерапия интересна тем, что история каждого клиента словно кружево необычайной красоты, погружаясь в которое, не устаешь удивляться, насколько все закономерно и логично в его жизни. А когда начинаешь распутывать эти узелки, то здесь ты действуешь как самый настоящий Шерлок Холмс» — с таким трепетом и любовью рассказывает о своей профессии Наталья Савосина, психолог, специалист команды консилиума Академии детской психосоматики Виктории Раденомовой. В интервью она рассказала нам о себе и своём личном пути в мир психотерапии.

— Для начала расскажите немного о себе, о вашей жизни вне профессии. Хотелось бы узнать о вашем детстве, семье и мечтах. Интересно узнать, что формировало вашу личность.

— Я родилась в семье достаточно известного в нашем городе человека, Почетного гражданина города — Цуканова Александра Сергеевича, который возглавлял спорт в городе на протяжении многих лет. Был победителем и призером огромного количества международных соревнований среди ветеранов по легкой атлетике. И, как вы понимаете, вопрос о том, чем я буду заниматься, был определен, мне кажется, еще до моего рождения. У меня даже есть спортивный дневник, где зафиксированы показатели моих «забегов» на 30 метров с 1,1 года (благо ходить я начала в 8,5 месяцев).

В силу того, что папе не удалось в своей жизни реализовать какие-то свои мечты и амбиции, то эта функция была возложена на меня, папину дочку. И сейчас, будучи психологом, я могу точно сказать, что этого делать никак нельзя. При том при всем, он был для меня самый лучший, самый добрый папа. Но он всю свою жизнь (и мою тоже) выстраивал так, что я должна была продолжать его дело.

Сейчас, работая с особенными детьми, я осознала продолжение какого его дела, Вселенная возложила на меня. Это именно работа с особенными детьми. В конце своей жизни отец занимался именно работой с людьми с ограниченными возможностями. Им был открыт Центр для реабилитации взрослых и детей в нашем городе.

— Кем мечтали стать в детстве?

— В детстве я всегда играла в школу, рассаживая своих кукол перед собой, раздавала им стихи для литературного монтажа. Далее фокус моего внимания сместился в сторону медицины — я «оперировала» своего плюшевого мишку после операции по удалению аппендицита. (Смеётся — прим. ред.) После окончания школы даже хотела поступать именно в медицинский ВУЗ. Однако занятие легкой атлетикой на тот момент перевесило мой отъезд в Екатеринбург.

— Куда в итоге поступили?

— Я поступила на математический факультет каменского филиала Уральского государственного педагогического университета, который успешно закончила по специальности — учитель математики и информатики.

— Не работали по этой профессии?

— По профессии не работала в силу маленькой зарплаты на тот момент, хотя проходя практику в школе, получила оценку «прирожденный педагог». Так что педагогические задатки, проявлявшиеся в детстве, подкрепились еще и образованием.

— И куда отправились дальше?

— Как вы помните, я же должна была идти по стопам отца, как послушная дочь, поэтому на тот момент был открыт спортивно-оздоровительный центр «Натали», где я стала руководителем и проводила занятия по аэробике. Тогда сфера фитнес-индустрии была ещё в начале своего развития.

Практически в этот же период, происходит мое знакомство с мужем. И в скором времени на меня возлагается ответственность по воспитанию его девятилетнего сына от первого брака. Мы начинаем совместную жизнь.

В процессе общения с подругой мы решили «поприкалываться» — шутки ради по какой-то странной методике рассчитали рождение девочки в определенный период. Ну, а ребенок обязательно должен родиться в браке (это мои установки), поэтому планируется свадьба и в скором времени реализуются мои планы. Спустя девять месяцев у нас рождается моя старшая дочь — очень светлый и ранимый в душе человечек, несмотря на её внешние проявления по жизни.

В этот же период я начинаю помогать мужу в свободное от работы время вести его бумажные дела в стоматологическом кабинете. Заканчивая при этом еще и обучение бухгалтерскому учету.

— Расскажите, как вы стали директором спортивного комплекса «Салют»?

— Далее, когда началась перестройка, и заводы начали передавать свои спортивные объекты в муниципальную собственность, я была назначена директором спортивного комплекса «Салют», в состав которого входили Дворец спорта и бассейн Уральского алюминиевого завода.

Конечно, по началу мое назначение не всем нравилось, оно было воспринято как «ну конечно, папочка назначил свою дочку». Но в последствии мои лидерские качества, способность структурировать и систематизировать процессы, какие-то природные задатки руководителя расставили все по своим местам. Несмотря на мой возраст (а мне тогда было около двадцати пяти лет), с людьми, которые работали в моем коллективе (были и вдвое старше меня), мы до сих пор сохранили теплые и уважительные отношения. В работе коллектива было все четко и понятно.

— Но вы не остановились на достигнутом и продолжили учиться дальше, а также расти по карьерной лестнице?

— Время идет, папины амбиции и планы на мою жизнь двигаются в нужном русле. И я плавно становлюсь ведущим специалистом управления спорта, закончив при этом Уральский государственный экономический университет по специальности «Национальная экономика» на кафедре экономики и права.

Так что все мои «телодвижения» по лестнице карьерного роста были всегда сопровождены соответствующими знаниями и навыками. Плюс параллельное ведение дел в клинике у мужа расширяло мой кругозор в сфере предпринимательской деятельности.

— И когда же в вашей жизни появилась психотерапия?

— По окончании ВУЗа у меня появилась на свет еще одна прекрасная красавица-дочь и новое помещение клиники, куда в скором времени, вопреки «сердечным» приступам своего отца, я благополучно ухожу с муниципальной службы.

Вот тут-то и поджидала меня психотерапия. Все «прелести» семейного бизнеса, все его «подводные камни» я познала в полной мере, изучив запуск стоматологии и ее технологические процессы от, А до Я. Так что если кому нужно, можете обращаться за консультацией, расскажу как надо и что не надо делать, когда вы идете в семейный бизнес.

В итоге я оказалась в кабинете психотерапевта.

И далее понеслось, поехало. Терапия, обучение, частная практика. Но об этом чуть позже.

— А помните, когда у вас впервые проснулся интерес к психологии? Почему именно к ней?

— Сейчас, оглянувшись назад, могу сказать, что первые «звоночки» о психологии были мне от Мироздания ещё много лет назад, когда моя знакомая дала мне почитать книгу «Из лягушек в принцы» Ричарда Бендлера и Джона Гриндера, одних из основателей НЛП. Конечно же, тогда в мои двадцать лет для меня это был «тёмный лес», я как-то абсолютно не восприняла ничего из этой книги. (Смеётся — прим. ред.)

Затем были посещения живых тренингов великого американского психогенетика, доктора наук — Чампиона Тойча (во время его визита в Москву). Так что я одна из тех, кто имел честь видеть его еще живым и присутствовать на его семинарах.

После рождения первой дочери (а я тогда была «сумасшедшая мамаша», увлеченная методиками раннего развития детей от Глена Домена), оказывается, сама того не подозревая, на тот момент внедряла в ребенка метод врожденной грамотности НЛП с шести месяцев. Кстати, сработало на «Ура!». У ребенка действительно врожденная грамотность.

— И постепенно в вас рос интерес к психологии. Но как вы пришли в психотерапию?

— Да. Помню как скупала журналы по психологии и читала. Все понимала, но ничего не получалось менять. Ходила словно по замкнутому кругу. И, как говорится, в психотерапию не приходят просто так. Если ты не понимаешь своего предназначения или в силу каких-то своих внутренних ограничений не идешь по предназначенному тебе пути, то Вселенная приводит тебя туда, что называется, через позицию, как я говорю — «мордой об асфальт». Чтобы у тебя не было другого выхода, чтобы туда не прийти. А если и в этом случае до тебя не доходит, то начинает разрушаться твое тело на физическом уровне.

Так произошло и у меня, через проблемы во взаимоотношениях. Плюс в какой-то момент я поняла, что у меня включаются совершенно на неосознаваемом уровне какие-то родительские программы по отношению к детям. Я собиралась в кабинет психотерапевта в течение двух лет. Поэтому я очень хорошо понимаю тех людей, которые никак не могут переступить этот злосчастный порог и решиться туда пойти, несмотря на ту «пятую точку», в которой они оказываются.

Благо сейчас молодое поколение совсем другое и ко мне приходят девушки и парни, которые уже на осознанном уровне проходят полноценный курс терапии и потом еще подписываются на, так называемое, периодическое сопровождение. И это круто.

— С чего начались ваши первые шаги в этой сфере? Расскажите об этапах становления на профессиональном пути. Где вы обучались этому ремеслу? Расскажите о вашем образовании в этой сфере.

— Первые шаги в сфере психотерапии начались, наверное, как раз с прохождения курса личной терапии в начале 2013 года. Так как в силу своего скептицизма на тот момент, мне надо было на себе убедиться, что это действительно работает. Хотя я уже знала, что с началом учебного года поеду на обучение в Москву в Институт инновационных психотехнологий к Сергею Викторовичу Ковалеву, учиться интегральному нейропрограммированию.

Имея диплом о высшем педагогическом образовании, я в плане переподготовки получила диплом о психологическом образовании Кировского института практической психологии, параллельно получая знания и проходя все ступени от Практика до Мастера интегрального нейропрограммирования.

Далее были множественные обучения в различных школах и направлениях психотерапии, таких как Школа психосоматики PSY 2.0, курсы по сказкотерапии и прочие.

Одно из последних — обучение на курсе «Детская гипнотерапия от, А до Я» и курсе «Психосоматика особенных детей от, А до Я» в Московской Академии детской психосоматики Виктории Радемоновой.

— Помните самую первую работу в этой сфере? Расскажите о дальнейших шагах в карьере.

— Самую первую свою клиентку вела бесплатно, работали с достаточно серьезной психосоматикой.

Далее, как раз после окончания курса Мастера интегрального нейропрограммирования и получения удостоверения о повышении квалификации по детской психологии, моя работа была связана с детьми и детской психотерапией. Помимо всего прочего меня всегда почему-то привлекала тема особенных детей. И в итоге я нахожусь там, где должна быть и чувствую себя своей среди своих.

— Расскажите об особенностях вашей работы, процессе и нюансах. Приоткройте немного дверь в закулисье вашей профессии.

— Процесс работы с особенными детьми в какой-то степени носит поистине волшебный характер. Без веры в то, что ребенок действительно здоров, и его надо только привести к его природным настройкам, которые по какой-то причине сбились где-то там, на более глубинных уровнях его психики, опираясь на стратегии, выбранные его мамой в тот или иной момент ее жизни.

Со стороны простого обывателя, наверное, это звучит странно, как можно считать ребенка с синдромом Дауна или с ДЦП, здоровым. Но именно на этой вере и выстраивается весь процесс терапии, как с мамой, так и с ребенком.

Как говорит основатель Академии детской психосоматики — Виктория Радемонова: «Мы все немного волшебные на всю голову!»

И мамы особенных детей, как и специалисты, работающие с ними, действительно такие.

Для детей я — друг, для них я просто — Наташа. Именно ребенок является в первую очередь для меня клиентом. Я работаю всегда на ребенка, на его благополучие, даже если терапия проводится со всеми членами семьи.

— Расскажите об основных трудностях вашего ремесла.

— Основная трудность в работе с особенными детьми и их родителями — внедрить в подсознание мамы веру в их ребенка. И развернуть фокус внимания мамы с образа ее ребенка, как «больного», на образ просто ребенка со своим уникальным путем развития, который пришел в этот мир со своим опытом души на опыт души родителей.

Изменения у ребенка идут именно за счет работы с психикой мамы, А если в терапию заходит и папа, то изменения будут идти в более быстром темпе.

— Случались какие-то курьезы, казусы, сумасшедшие истории в вашей деятельности?

— У меня был в терапии один особенный ребенок. Работали с ним порядка пяти консультаций. Через какое-то время он заявил маме, что больше не пойдет ко мне. На вопрос мамы — «Почему?» Он ответил: «Ты понимаешь, мама, она мне за свою консультацию раскручивает все мои „болтики“ в голове, а мне потом приходится всю неделю ставить их на место». Вот таким образом может проявляться вторичная выгода у ребенка оставаться в том состоянии, в котором он есть, и это, как правило, подкреплено семейной системой.

— В чём основные плюсы вашей профессии? За что вы её любите?

— Постоянный творческий процесс, ты никогда не стоишь на месте.

Общение с детьми позволяет оставаться немного ребенком, что обусловлено опять же моей натальной картой и точкой рождения во Льве. А львы — это постоянные дети.

Кстати, о натальной карте. Когда я в 2016 году обратилась по поводу ее разбора к астрологу, то оказалось, что у меня гороскоп именно детского психотерапевта, а опыт руководителя я проходила несколько раз в своих прошлых жизнях. Этим и объяснялась моя легкость на руководящей работе различного уровня.

Но в этой жизни мне суждено было реализовать свое истинное предназначение, от которого я уходила много раз.

Вообще астрология достаточно интересная штука. Именно ей сейчас увлеклась моя старшая дочь, проходит сейчас обучение и уже проводит небольшие разборы по дате рождения.

— Кто ваши основные клиенты? Как попасть к вам на консультацию?

— Моими клиентами являются норм типичные и особенные дети, и их родители. Работаю также со всей семейной системой, так как состояние ребенка — это полное отражение взаимоотношений между мамой и папой.

Ко мне на консультацию попасть очень просто. Во-первых, мне нужно написать в личное сообщение в любом из мессенджеров «ВКонтакте», «Телеграм» или «WhatsApp» +7 919 396 96 01. Во-вторых, договориться о времени консультации в удобный для вас день и свободное в моем графике время. Предпочтительнее писать в личные сообщения в «ВКонтакте», так как оплата за услуги проходит через платежную систему, подключенную к моей группе «Мастерская благополучия Натальи Савосиной» https://vk.com/natalysav2015. В-третьих, нужно оплатить консультацию в моей группе в соцсети «ВКонтакте» в разделе «Товары». В-четвёртых, прийти на очную консультацию в назначенное время или связаться по видеосвязи при работе онлайн.

— Вы работаете в одиночку или у вас есть команда помощников? Какое количество времени вы уже в профессии психолога?

— Вообще у меня частная практика, работаю индивидуально, однако сейчас я являюсь специалистом Академии детской психосоматики Виктории Радемоновой, вхожу в состав команды консилиума.

— Вы проходите какие-то супервизии и курсы повышения квалификации?

— Работа в команде академии подразумевает постоянные супервизии и прокачки специалистов, входящих в её состав.

— В каком формате проводят консультации?

— Специалисты команды консилиума, работают с клиентами онлайн или очно, в зависимости от места присутствия клиентов после личной консультации Виктории Радемоновой и назначаются лично ей в зависимости от каждого случая.

— Бывает командная работа?

— Не так давно я принимала участие в уникальном проекте академии — «Особенный дом», который проводится один раз в год для особенных детей и их родителей, где я была в команде детского саппорта.

На пять специалистов команды саппорта была возложена психотерапевтическая работа по детскому протоколу с шестнадцатью детьми в возрасте от двух до восемнадцати лет с такими диагнозами, как ДЦП, синдром Дауна, аутизм в разной степени, неговорящие дети и дети с невротическими проявлениями.

— Какие психологические методы или приёмы вы наиболее всего любите использовать в работе?

— Так как я работаю в основном с детьми и их родителями, то применяю успешно арт-терапию (рисунок карандаши, краски, фломастеры, пластилин), элементы песочной терапии, сказкотерапии и гипнотерапию.

Владею практиками и техниками интегрального нейропрограммирования, как в работе со взрослыми, так и с детьми.

Методики детской психотерапии очень хорошо «заходят» в работе с мужчинами, так как у них очень часто есть некий запрет на чувствование и проживание эмоций, очень сложно порой бывает с воображением и формированием образов, а наше бессознательное всё понимает на уровне пятилетнего ребенка, мыслит образами, символами и картинками.

В последнее время, в силу того, что я являюсь специалистом Академии детской психосоматики Виктории Радемоновой и являюсь сертифицированным специалистом по детской гипнотерапии и по работе с психосоматикой особенных детей, работаю по авторским протоколам Виктории.

— Расскажите о графике консультаций.

— График консультаций свободный, согласовывается индивидуально с каждым клиентом, так как клиенты живут в разных часовых поясах, в том числе и зарубежом.

— Какое количество времени длится консультация?

— Как правило, консультация длится шестьдесят минут. Иногда, в силу применяемой технологии или по желанию клиента, длительность консультации может быть увеличена до 1,5 — 3 часов.

С особенными детьми время консультации оплачивается по факту, по мере возможностей ребенка. Может быть и двадцать минут, и сорок, но не более часа.

В основном работаю онлайн, но есть и очные встречи, как с детьми, так и со взрослыми.

— Как вы решаете вопрос о том, какое количество консультаций необходимо?

— Вопрос о количестве консультаций решается всегда индивидуально в зависимости от проблемы клиента, его готовности и его возможностей.

Какой-то локальный страх или иное состояние клиента вполне возможно отработать за одну консультацию.

Был в моей практике такой случай, когда мы за две консультации, одна из которых была чисто диагностическая, убрали у ребенка проблему энкопреза (каломазаниее).

— Расскажите чуть подробнее.

— Сейчас у меня есть комплексная программа по работе с детьми, в процессе реализации которой, мы прорабатываем и страхи, и обиды, и невротические состояния ребенка. Ребенок учится проявлять свои эмоции, говорить о них, учится выстраивать свои личные границы, что в результате приводит к улучшению не только эмоционального состояния ребенка, но и физического здоровья. Также находим проблемы в семейной системе и решаем их с помощью детского протокола.

Программа рассчитана на четыре месяца терапии с условием проведения консультации один раз в неделю и подразумевает порядка шестнадцати консультаций с ребенком плюсом идут три консультации с мамой по два часа. Соответственно, если консультации будут реже, то сама программа растянется на более длительный срок. О стоимости прохождения такой программы родители могут узнать, написав мне в личные сообщения.

Работа же с особенными детьми это только долговременная терапия, как с мамой, так и по возможности с ребенком, потому что у всех особенных детей многосочетанная симптоматика, где один симптом накладывается на другой И все это соединяется со стратегиями мамы.

В ходе терапии отрабатываются стратегии мамы, которые способствовали появлению особенного ребенка в семейной системе. Такая терапия ведется по определенным протоколам на глубинных слоях психики через трансовые погружения. Но к этой терапии мама должна быть готова, поэтому мы заходим в работу порой через детский протокол, раскрывая эмоциональную и телесную чувствительность мамы, которая у них, как правило, под запретом.

Длительность терапии от одного года до полутора лет при еженедельных терапевтических сессиях. Чем реже терапия, тем на более длительный период она растягивается, соответственно и результаты тоже имеют тенденцию отодвигаться. Но все очень индивидуально.

— Где черпаете вдохновение на работу?

— Не люблю слово «работа». Скорее я — творец, проводник и в какой-то степени, настройщик психики человека. Я веду его к данным природой настройкам. Работа с детьми очень меня вдохновляет сама по себе.

Когда вы глянете в глаза любому ребенку, а особенно «особенному», то вы увидите там целую вселенную, самый настоящий космос. Ведь все особенные дети в какой-то степени «подключены» к какому-то особому волшебному каналу Мироздания.

Могу только сказать, что восстанавливаю я свой энергетический баланс через общение с природой, благо у меня есть такое место — мой райский уголок в саду.

Занимаюсь практикой гвоздестояния. Плаваю, танцую. Люблю море и тепло. Смену пространства.

Кайфую от посещения ресторанов и кафе, наслаждаясь вкусом и эстетикой блюд (это детское восприятие, заложенное отцом).

IsPw1y16KWc

— На ваш взгляд, какие главные составляющие успеха в этой профессии, без которых невозможно стать первоклассным специалистом? Какими особыми талантами (профессиональными и личными)​ должен обладать хороший мастер в этой индустрии?

— Самое главное качество — безусловная любовь к человеку. Человеколюбие. Сердце, наполненное добротой и принятием. Вера в возможности каждого человека. Вера в возможности каждого ребенка. Постоянная работа над собой, «прокачивание» себя, постоянный рост и расширение своих границ.

Как говорится, психотерапевт — это не профессия, это образ жизни.

В моем случае сплелись воедино три наиболее интересующих меня по жизни темы. Медицина, педагогика и любовь к детективам объединились в психотерапию.

— Дайте пару советов — на что ориентироваться (в первую очередь) при выборе психолога.

— Не люблю давать советы. Слушайте свое сердце и интуицию. Зайдите на страничку специалиста, познакомьтесь с ним, так скажем, заочно. Хотя не всегда образ в социальной сети отражает истинную натуру человека. Обо мне, например, мои клиенты говорили, что образ в соцсети не совпадает с той мной, которая есть в настоящей жизни.

Могу только порекомендовать сходить на первую консультацию и «попробовать специалиста живьем».

Даже сарафанное радио не всегда достоверно, потому что одному человеку «зашел» этот специалист, а другому он абсолютно не подходит.

И если вам не подошел один психолог, это не значит, что вашего, именно вашего человека, которому вы можете доверить свою душу, нет. Ищите и вы найдете. Дорогу осилит идущий.

Даже если вам будет казаться, что тот или иной психолог вам не подходит, и вы будете ходить от одного к другому, значит, вашей душе необходимо пройти именно этот опыт и взять не от одного специалиста, а от каждого по-немногу.

— Поделитесь своими достижениями в карьере.

— В своей практике я тоже даю своим клиентам такое задание — написать о своих достижениях. Ответ на этот вопрос порой очень сложно сформулировать и записать на бумагу в силу «синдрома самозванца» и определенных сценариев, людям, которых не хвалили в детстве, а их достижения считались обычными и само собой разумеющимися. У них очень развито чувство самообесценивания каких-либо своих достижений. Я наверное из их числа. При всем при этом мой практический опыт показывает, что хвалиться результатами своей работы не совсем благое занятие. Я просто делаю свою работу ХОРОШО и всегда погружаюсь с головой в ту деятельность, которой занимаюсь в тот или иной период своей жизни.

Психотерапия как раз интересна тем, что история каждого клиента, как кружево необычайной красоты, погружаясь в которое, не устаешь удивляться, насколько все закономерно и логично в его жизни, когда начинаешь распутывать эти узелки. И здесь ты действуешь как Шерлок Холмс.

— Есть ли какие-то увлечения помимо психотерапии?

— Иногда для разгрузки информационного перегруза в своей голове, переключаю свое внимание на изготовление свечей в гипсовых формах с разными ароматами.

— Если не секрет, поделитесь своими планами на будущее.

— О своих планах рассказывать не хотелось бы. Они есть и достаточно большие. Просто надо идти и делать свое дело, верить в успех. Именно наша вера и искусство маленьких шагов способны творить чудеса. «По вашей вере и воздастся вам». Как говорится, если верить, то будет работать и стакан воды.

— Как наши читатели могут с вами связаться?

— Мне можно написать в соцсети «ВКонтакте» https://vk.com/id67661599, в «WhatsApp» +7 919 396 96 01, «Telegram» https://t.me//savosina_nataly. А также, вы можете ознакомиться с более подробной информацией обо мне на моём сайте https://savosina-psy.com

— Ваш девиз по жизни.

— Маленькие шаги приводят к большим результатам. Все в этой жизни возможно!

Если вы стали свидетелем какого-то события, присылайте новость с фото или видео на почту редакции info@k-ur.ru , в наши группы ВКонтакте и Одноклассники,  звоните +7 953 38 777 50. Пишите в приложения Viber, WhatsApp и вашу новость увидит весь город.

Последние комментарии